Моя вера – это мое личное дело?

Текст взят с сайта Православие и мир

Отношение человека к посту достаточно ясно показывает, кто чем (или что кем) обладает, кто раб, а кто господин – чрево или дух. «Попечения о плоти не превращайте в похоти» (Рим. 13. 14), – говорит апостол Павел. Но где та граница, за которой первое переходит во второе?


Апостольский пост. Не такой строгий, как Великий, но почти такой же продолжительный. И хотя во многие дни этого поста на трапезе разрешается рыба, хотя в Богослужении Петрова поста нет таких изменений по сравнению с обычным, – все же это время очень важно в духовной жизни.


Позади пятьдесят дней и еще неделя непрестанного праздника. Пасха, едва завершившись, уступила место Вознесению. А за Вознесением почти сразу же – Троица. Затем – сплошная седмица. Отвыкли мы от того, чтобы в чем-то ограничивать себя. «Могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними Жених?» (Мк.2:19).

Какое воздержание, когда весь христианский веселится и ликует, переживая Воскресение, Вознесение и Сошествие Духа Святого!

И вот, отпраздновав «всеобщие именины», День Всех Святых, – снова должны мы начать ущемление себя и в питании, и в образе жизни.

И снова вопросы: «Зачем это нужно?» И вновь приходится повторять, что христианский аскетизм основан не на том, что мы отвергаем те или иные стороны жизни как греховные.

Нет греха ни в том, чтобы есть мясо и, тем более, молочные продукты, нет ничего греховного в супружеских отношениях, когда в основе их любовь, нет греха и в дружеском общении за праздничной трапезой. Но христианин знает, что все это не должно заслонять главного – предстояния перед Богом, что есть высшие ценности, вечные и нетленные, и душа должна научиться любить их по-настоящему, самою сильною любовью. Любить и ценить их гораздо больше временного и преходящего, хотя и преходящее тоже может быть дорого и любимо.

А для этого время от времени нужно отворачиваться ото всего, что хоть и не грешно, однако же «приземляет» нас. Нужно делом, самою жизнью подтверждать, что мы устремлены к небесному и не рабы плоти. Апостол Павел прекрасно сказал: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6. 12).

Отношение человека к посту достаточно ясно показывает, кто чем (или что кем) обладает, кто раб, а кто господин – чрево или дух. «Попечения о плоти не превращайте в похоти» (Рим. 13. 14), – говорит апостол Павел. Но где та граница, за которой первое переходит во второе?

Петровский пост – подготовка к празднику святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Мы, конечно, не апостолы, но все же…

Апостольство – призвание исключительное. «Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их» (Пс.18:5). Апостолы и те, кого мы называем равноапостольными (Нина, Владимир, Кирилл и Мефодий и др.), привели ко Христу тысячи и тысячи, целые народы. Такой исключительный подвиг едва ли нам по плечу. Но все мы, каждый по мере сил, должны нести миру свидетельство о Христе. И если не тысячи, то хоть кого-то, хоть даже одного, но постараться привести к Господу. Как пишет Апостол Иаков: «…обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5:20).

Протестанты проповедуют свою веру порой так рьяно, что это выглядит назойливостью. Стоит ли подражать им? Не думаю. Но у нас часто – другая крайность. «Моя вера – это мое личное дело». «Мои отношения с Господом – тайна, и никому об этом я говорить не собираюсь». И это тоже неправильно. «…[будьте] всегда готовы, – пишет Апостол Петр, – всякому, требующему у вас отчёта в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1Петр. 3:1).

Конечно, чтобы привести кого-то ко Христу, надо не столько о вере рассказывать, сколько ее показывать. «Вы – свет мира…, – сказано нам. – Так да светит свет ваш пред людьми…» (Мтф.14, 16).

Вера не только дает, но и обязывает. Дает очень много – надежду жизни вечной, понимание смысла жизни, силы терпеть и способность любить. Обязывает – к служению, к свидетельству и, не побоимся этого слова, к подвигу. Именно так выразился автор книги об Афонском старце Силуане архимандрит Софроний: «Вера обязывает к подвигу». Ясно, что без умения обуздать себя, без подчинения потребностей тела велениям духа ни о каком свидетельстве, ни о каком служении и речи быть не может.

Мир живет внешним, христианин – внутренним. Когда человек мира желает быть физически сильным и здоровым, он следит за питанием и образом жизни, без труда отказывается от того, что вредно, изнуряет свое тело гимнастикой.

Христианин больше телесного здоровья ценит здоровье души и силе физической предпочитает силу духа. И в деле собирания духовных сил, духовного здоровья не обойтись без поста так же, как спортсмену – без упражнений.

Говоря людям об Иоанне Крестителе, Господь спрашивает их: «Кого смотреть ходили вы в пустыню, трость ли, ветром колеблемую?» Вопрос был, конечно, риторическим. Потому и шли к Иоанну, что не был он «тростью, ветром колеблемою». Мы тоже порой ощущаем себя не тростью ветром колеблемой. Но не потому, что тверды, а потому что ветра еще настоящего не было. А вот когда задует, посмотрим, что мы за трости


И как же не хочется быть слабым, непрочным, как хочется крепости духа, уверенности, непоколебимости! Потому и тянулись к Иоанну, потому и мы тянемся к людям цельным и сильным, надеясь, что рядом с ними и сами хоть немного утвердимся. Найти такого человека, сблизиться с ним – большая жизненная удача. Но случается это редко и очень рассчитывать на такую удачу не стоит.

В конце концов, у нас у всех есть Иисус Христос, общаться с Ним все мы можем и не только сблизиться, а более того – соединиться, стать одним целым. «Ядущий Мою Плоть и пьющий Мою Кровь во Мне пребывает и я в Нем» (Ин.6:56).

Но вернемся к разговору об Иоанне Крестителе. Указав людям на его твердость, Господь продолжает спрашивать, видели ли они в Иоанне «человека, одетого в мягкие одежды» (Мтф.11:8). Конечно, нет! О том, в какие одежды был одет Иоанн Креститель, знали все.

Да и не в одеждах дело. Все понимали, что выражение «мягкие одежды» означает не то, во что одет был пророк. «Мягкие одежды» – это комфортная жизнь. К такой жизни всегда стремится какая-то часть нашей души. Но это не лучшая часть. Чем приятнее и комфортнее жизнь, тем мы слабее, тем легче даже слабому ветерку согнуть нас.

Спартанский законодатель Ликург, еще до того, как Спарта стала той Спартой, о которой мы знаем из истории, до того, как слово «спартанец» стало именем нарицательным, путешествовал по разным странам в поисках ответа на вопрос, как устроить жизнь народа, чтобы это устройство было ему во благо. И он обнаружил, что чем более комфортна и лишена трудностей жизнь в той или иной стране, тем слабее и безнравственнее люди, живущие в ней.

Позже, когда Ликург осуществил свою мечту и сумел-таки построить такое государство, какое хотел, у одного из спартанцев спросили: «Что делает вас такими сильными и мужественными?» Он ответил: «Презрение к удовольствиям».

Каждый пост – упражнение, цель которого если и «не презрение к удовольствиям», то, во всяком случае, освобождение от их господства над нами, возможность на личном опыте убедиться, что удовольствие и радость — совсем не одно и то же.

И только тогда наше свидетельство веры будет убедительно и, быть может, обратит кого-то ко Христу, когда будет пропитано этой радостью, радостью победы духа над плотью, радостью свободы от рабства сластям и похотям.

ПРОТОИЕРЕЙ ИГОРЬ ГАГАРИН

» Сайт Богородского благочиния» Сайт Московской епархии» Сайт Московского Патриархата
(C) 2010