Придите в себя

Текст взят с сайта Православие и мир

Накануне Недели о блудном сыне над евангельской притчей размышляет протоиерей Игорь Гагарин.


«Еще сказал: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение.

По прошествии немногих дней, младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему.

Пришед же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода! Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих.

Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и побежав пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка и заколите: станем есть и веселиться, ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться.

Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым.

Он осердился и не хотел войти. Отец же его вышед звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего; но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка.

Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое; а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся»

Евангелие от Луки, гл. 15, стих 11-32.


Почему покинул отчий дом юноша из притчи о блудном сыне? Ясно, почему. Он был молод, у него было много денег. Что дома? Труд, воздержание и послушание отцу. Но стоит, взяв свою долю, уйти от отца, и станет все наоборот. За воротами дома — свобода, независимость и наслаждения. Кто же добровольно горечь предпочтет сладости?


Сколько удовольствий можно вкусить, если имеешь молодость, силы и деньги! И поэтому спросим, что же плохого сделал младший сын? В чем не прав он? Разве не к наслаждению жизненными благами стремится любой человек? А если так, если главный интерес жизни в том, чтобы жить и радоваться, вкушая все сладкие плоды, которые удастся вкусить, то многие должны сказать: юноша прав, только вот отца не надо было обижать и с деньгами поступить более рассудительно, так, чтобы до конца жизни хватило.

Что же возразить на это? Может быть, скажем, что вовсе не к наслаждению призван человек? Труд, воздержание и послушание — вот жизнь, достойная его. Не сластолюбцем, а трудолюбцем должен быть любой из нас. Так учат детей, так пишут во многих «правильных» книгах, но мало кого это убеждает. И душа, и плоть стремятся к наслаждениям, и мало кто отказывается от них, если имеет возможность вкусить.

И мы, христиане, не будем спорить со сластолюбцами. Они по-своему правы. Ошибаются только в одном — путают сладость подлинную, наслаждение истинное с подделками, фальшивками. Подделки доступны и относительно дешевы — их можно купить за деньги. Вина, яства, одежды, ласки блудницы — все это доступно любому, если он при деньгах. Подлинная сладость — общение с Богом, созерцание Божественного Света, и вершина его — пребывание в Царстве Небесном. И если цена первого — деньги, то цена второго — подвиг. Подвиг не в том, мирском, смысле этого слова, связанном с героизмом, а в значении «подвижничество», включающем в себя труд, воздержание и послушание, то есть все то, чего не захотел делать «блудный сын».

Подвижники и аскеты изнуряли себя «бдением и пощением», спали на голой земле и отказывали себе даже в самом, казалось бы, невинном удовольствии не потому, что не хотели радости, а потому, что хотели радости подлинной, хотели наслаждения настоящего, непреходящего и вечного, того, которое только у Бога, только в Боге, только в Царстве Небесном.

«Все это сказки, и мы не верим этому, — ответят многие. — Лучше синица в руках, чем журавль в небе. Надо жить реальностью, не фантазиями». Во все века были многие люди, решительно уходившие от Отца, чтобы обрести реальное, земное счастье. В XX веке целая страна, целый народ в большинстве своем пошел дорогою «блудного сына». «Сказал безумец в сердце своем: «Нет Бога» (Пс. 13. 1). Безумец сказал, но многие поверили ему и стали строить свою жизнь без Бога. И вновь, как бывает всякий раз, когда кто-то из людей избирает путь «блудного сына», свобода оборачивается тем, о чем читаем в притче: «И он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему» (Лк. 15. 16).

Конечно, не всегда это происходит буквально. Но в том или ином виде конец этого пути — бесславие. Не в том смысле, в котором понимает славу и бесславие мир, а в ином, высшем. Люди, напротив, могут завидовать, восхищаться и прославлять того, кому, как им кажется, «посчастливилось». Но душа, предавшись без остатка радостям века сего, в конце концов, обнаружит, что она стоит на четвереньках перед свиным корытом.


О блудном сыне читаем, что, «пришед в себя», он решил возвратиться к отцу. Очень точные слова — «пришед в себя». Сделать то же самое призывает сейчас Церковь каждого из нас. «Придите в себя, опомнитесь, пробудитесь. Вы, говорит Церковь, и сами не заметили, что снова оказались вдали от отчего дома». Впереди — время Великого поста, время пути к Пасхе, к Святому Воскресению. Это и есть дорога домой. Отец ждет нас, но путь не близок. И радость встречи с Отцом — настоящая радость, и нет ничего слаще мига, когда, как в притче, Он обнимет нас, упадет на шею и станет целовать, а потом поведет в дом — блудных, грешных, но раскаявшихся и бесконечно любимых. Аминь.


ПРОТОИЕРЕЙ ИГОРЬ ГАГАРИН

» Сайт Богородского благочиния» Сайт Московской епархии» Сайт Московского Патриархата
(C) 2010