Комментарий на Матфея 8:28-34

Исцеление бесноватых в Гадаринской стране.


28И когда Он прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем. 29И вот, они закричали: что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас. 30Вдали же от них паслось большое стадо свиней. 31И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. 32И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, всё стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде. 33Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми. 34И вот, весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их.

Евангелие от Матфея, глава 8, стихи 28-34

1И пришли на другой берег моря, в страну Гадаринскую. 2И когда вышел Он из лодки, тотчас встретил Его вышедший из гробов человек, одержимый нечистым духом, 3он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями, 4потому что многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его; 5всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни; 6увидев же Иисуса издалека, прибежал и поклонился Ему, 7и, вскричав громким голосом, сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня! 8Ибо Иисус сказал ему: выйди, дух нечистый, из сего человека. 9И спросил его: как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много. 10И много просили Его, чтобы не высылал их вон из страны той. 11Паслось же там при горе большое стадо свиней. 12И просили Его все бесы, говоря: пошли нас в свиней, чтобы нам войти в них. 13Иисус тотчас позволил им. И нечистые духи, выйдя, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море. 14Пасущие же свиней побежали и рассказали в городе и в деревнях. И жители вышли посмотреть, что случилось. 15Приходят к Иисусу и видят, что бесновавшийся, в котором был легион, сидит и одет, и в здравом уме; и устрашились. 16Видевшие рассказали им о том, как это произошло с бесноватым, и о свиньях. 17И начали просить Его, чтобы отошел от пределов их. 18И когда Он вошел в лодку, бесновавшийся просил Его, чтобы быть с Ним. 19Но Иисус не дозволил ему, а сказал: иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобою Господь и как помиловал тебя. 20И пошел и начал проповедывать в Десятиградии, что сотворил с ним Иисус; и все дивились.

Евангелие от Марка, глава 5, стихи 1-20

26И приплыли в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи. 27Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах. 28Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня. 29Ибо [Иисус] повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни. 30Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: легион, — потому что много бесов вошло в него. 31И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну. 32Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и [бесы] просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. 33Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло. 34Пастухи, видя происшедшее, побежали и рассказали в городе и в селениях. 35И вышли видеть происшедшее; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись. 36Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся. 37И просил Его весь народ Гадаринской окрестности удалиться от них, потому что они объяты были великим страхом. Он вошел в лодку и возвратился. 38Человек же, из которого вышли бесы, просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус отпустил его, сказав: 39возвратись в дом твой и расскажи, что сотворил тебе Бог. Он пошел и проповедывал по всему городу, что сотворил ему Иисус.

Евангелие от Луки, глава 8, стихи 26-39


Священно­мученик епис­коп Шлис­сель­бургс­кий Григо­рий (Лебе­дев).
“Благо­вестие свя­того еванге­листа Мар­ка. Ду­хов­ные раз­мыш­ле­ния.”
Святитель Васи­лий (Преобра­женский), епис­коп Ки­не­шемс­кий.
“Бе­се­ды на Еван­ге­лие от Мар­ка.”



Священномученик епископ Шлиссельбургский Григорий (Лебедев). «Благовестие святого евангелиста Марка. Духовные размышления.» 1


45

Встретил Его (Христа) вышедший из гробов человек, одержимый нечистым духом, он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями, потому что многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его; всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни (Мк. 5,2-5).

Здесь образ человека, находящегося в плену зла, в руках сатаны. Такой человек живет, как в гробах, потому что его жизнь есть путь смерти. На высотах самовлюбленности, на крутизнах гордости, на утесах эгоистической самости (...я сам лучше других, умнее других... кто авторитет для меня?), в ложбинах греха, в ущельях одной неправды, лжи, в пропастях смертных падений — вот тропинки его пути.
“Он жил в гробах”... Он живет в скалистых стремнинах... Там нет жизни: ни растения, ни зверя... Это путь смерти! На этом пути смерти человек уже не выносит ничего, что не подходит к этому пути, отрицает его и осуждает. Душа, порабощенная злом, как будто продалась своему хозяину и за совесть работает на него. Отбрасывается, коверкается, уничтожается все, что пытается выправить душу или только сдержит намек на другой мир, отличный от мира зла.
Все это вызывает бешеную ненависть, и человек, как безумный, рвет все связи жизни добра. Он рвет связи чести, совести, долга, рвет семейные связи и, наконец, добирается до Бога и хулит Его и рвет святые веленья, твердые как оковы, веленья Божия закона.
И кто может укротить его?
Его хозяин, которому он продался, — зло, диавол. И только он властен над ним, и только ему он работает.
Жалкое состояние, ужасное состояние!
Ты думаешь, что за рабство диаволу человек имеет счастье? Вот его счастье: “всегда, днем и ночью, он кричал и бился о камни”.
Вечная тревога, вечное недовольство, вечная погоня за неуловимым “нужным для жизни”. Безконечный круг недовольства, тупиков и какой-то нескончаемой пустоты кругом, при всех усилиях наполнить жизнь. И, конечно, крик пустоты... Крик без устали, ночью и днем, как печать отверженности. И окружающее очень скоро обращается в то, что оно есть, человек зла живет в горах. Понятно, что кругом его голые камни зла, и он бьется о камни, бьет ноги до крови, бьет руки... Камни давят грудь. Он весь в ранах кругом от пути смерти.

46

(Бесноватый) увидев же Иисуса издалека, прибежал и поклонился Ему (Мк. 5,6).

Удивительное дело! Бес — существо, отпадшее от Бога, — признает Бога и почитает Бога. Издалека он увидел Христа, прибежал поклониться Ему. Об этом же говорит святой апостол Иаков: “И бесы веруют и трепещут” (Иак. 2,19). А вот грешник иной раз делается как будто ожесточеннее самого сатаны, и бежит от Христа, и хулит, и ненавидит Его.
Но здесь есть и другая мысль о том, что как в диаволе, так и в человеке-грешнике, хотя бы в самой сокровенной глубине его души, все же есть сознание, что Свет и Добро существуют, что они выше зла и достойны познания.

47

И, вскричав громким голосом, (бесноватый) сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня! Ибо Иисус сказал ему: выйди, дух нечистый, из сего человека (Мк. 5,7-8).

Новое свидетельство, что тьма не выносит Света и зло не выносит Добра. “Не мучь меня”. Кто мучил его? Тьме невыносимо самое присутствие Света (ср. Мк. 1,23-24).
Так при соприкосновении с добром грешник впадает в раздраженное состояние (“вскричал громким голосом”) и шлет вызовы добру: “что Тебе до меня!” Когда Свет начинает поборать тьму, когда добро, усиливаясь, хочет вытеснить зло, тогда душевный перелом проходит с большой болезненностью.
Дьявол с неохотой оставляет насиженное место. Для него болезненно сдавать позиции. “Не мучь меня”. Он мучается и, уходя, мучает свою жертву. Помни это! А все-таки распорядитель души, пока она не закоснела от зла, — Господь. И, конечно, Он одним дыханьем уст выгонит сатану.

48

И много (бесы) просили Его (Христа), чтобы не высылал их вон из страны той. Паслось же там при горе большое стадо свиней. И просили Его все бесы, говоря: пошли нас в свиней, чтобы нам войти в них. Иисус тотчас позволил им. И нечистые духи, выйдя, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море" (Мк. 5,10-13).

Бесы просили не высылать их из той страны. Зло, как живая стихия, группируется; сродное притягивается сродным. Группирующаяся стихия крепнет...
Создается могучая среда, которая властвует, поглощает окружающее. Так наслаивается стихия зла. Понятно, что агентам зла невыгодно расслоять среду. В своей стихии они сильнее, их гибельная работа идет легче и усиленнее. Вот почему бесы просят оставить их в той же среде. Так и бывает в человеческом обществе: зло, как зараза, ширится, оседает черными пятнами на человечестве и имеет тенденцию подчинить себе все окружающее.
Зло оседает в семьях... Бывают семьи лжи, семьи легкомыслия, семьи черствости, семьи гордости и пр. Зло захватывает совокупность семей (род), отпечатлевается на племени, бросает свою тень на целый народ. А то зло концентрируется по группам; люди обозначают группы названием “среда” и говорят: “Среда (т.е. окружающее общество) погубила”.
Бывает, что зло концентрируется по районам. Бывают районы жестокости, черствости, замкнутости; бывают районы легкомыслия и разврата; бывают районы безшабашия, удали, всяких обид и т.д. Так как в этом мире зло не истребляется Господом поголовно, то Господь снисходит к очагам зла и терпит их. Вот почему Он разрешает бесам остаться в том же районе. И бесы удаляются в свиней.
Свиньи — образ порочного человечества. Значит, бесы уходят в свою среду, в большую, сложившуюся, укоренившуюся среду (“стадо большое”). Святой евангелист дважды подчеркивает, что это среда зла. Свиньи паслись “при горе”. Горы, где жил и бесноватый, — это пути смерти и зла. И в другом месте: “свиньи бросаются с крутизны” самости и пороков. На ней бился и бесноватый. Это среда зла. Итак, бесы уходят в свою среду.
Но конец их один — гибель. Свиньи тонут в море. Конец пути смерти — одна гибель, духовная смерть.

49

И жители (Гадаринской страны) вышли посмотреть, что случилось (Мк. 5,14).

Вот образ человеческой толпы. Как она поверхностна, обывательски мелочна и вся во внешнем! И ничем, ничем, кажется, не разбудить ее от духовного сна.
По стране ходит Великий Учитель. Он совершает знамения, обличает неправды жизни, зовет к возрождению. Волны Его обличения уже стучат в людские души, Его знамения потрясают станы людских жилищ, а обыватель, сонливый, апатичный, вышел посмотреть, что случилось. Евангелист в коротком простом слове передает выразительную картину жизни: “Вышли посмотреть, что случилось”. Эпическое спокойствие!
Ни волненья, ни стремленья разобраться в окружающем, ни попыток подняться над мелочностью дня. Один захват внешностью. Одно мелочное всепоглощающее любопытство: “что случилось”. Евангелист Лука (8,35-37) отмечает только чувство страха гадаринян пред непонятным для них происшествием, причинившим материальный ущерб.
Так было всегда! Волны Божиих призывов набатом бьют в человеческие души. Знаменья потрясают стены людских жилищ, а обыватель только кидается от мелочи к мелочи и с жадностью выкликивает: “что случилось?”

50

И начали (жители Гадаринской страны) просить Его (Христа), чтобы отошел от пределов их (Мк. 5,17).

Стабилизация зла! Зло вошло в порядок жизни и имеет все права гражданства. Сложился свой мир жизни со всем “своим” порабощением злу. Человек втянулся в эту атмосферу “своего” мира и не мыслит, и не желает другого. Проникновение иного, чуждого “своему” миру, вносит беспокойство, тревогу. “К чему новизна, хотя бы в ней была и правда? Так спокойнее!”
А когда подобной стабилизации и установившемуся равновесию (закостенению) в зле грозит потрясение со стороны, когда вмешательство добра связано с безпокойством (жители устрашились, узнав о чуде с бесноватым — ст. 15) или когда выход из стабилизации соединен еще и с материальными потерями (“свиньи потонули в море”), тогда продавшийся злу и вовсе отмахивается от всего нарушающего его земное благополучие. Он рассуждает так: “приспособился и сижу... А Бог, совесть... еще, пожалуй, неприятности наживешь! Нет! Это дело нам неподходящее”.
“И просили Его, чтобы отошел от пределов их”. И Господь оставляет людей.

51

Бесновавшийся просил Его (Христа), чтобы быть с Ним. Но Иисус не дозволил ему, а сказал: иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобою Господь и как помиловал тебя (Мк. 5, 18-19).

Почему Христос в другой раз указывает оставить дом, идти за Собой? “Приходи, следуй за Мной”, — сказал юноше (Лк. 18,22). И еще: “Всякий, кто оставит домы... отца... мать... жену... ради имени Моего, наследует жизнь вечную” (Мф. 19,29).
Есть заповедь о любви к Богу, и она первая и главнейшая.
“Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим... сия есть первая и наибольшая заповедь” (Мф. 22,37-38). Есть заповедь о любви к ближнему, и она по своей важности подобна первой: “вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя” (Мф. 22,39).
Исполнение первой контролируется второй: “Кто говорит: ”я люблю Бога“, а брата своего ненавидит, тот лжец” (1 Ин. 4,20). Потому Господь, утверждая исцеленного бесноватого в любви к Себе, посылает его на дело любви к ближним: “иди домой к своим”...
Конечно, первое дело любви к своим, родным — открыть им истину жизни, если они пребывают во тьме. Исцеленному и заповедуется пойти к неверующим и рассказать им о Господе и о чудных делах Его милосердия. Когда дело любви уже исполнено (“все это сохранил я от юности моей” — Мф. 18,21), тогда человеку указывается, как предел совершенства, всецелая отдача себя Богу. «Если хочешь быть совершенным... приходи и следуй за Мною“ (Мф.19,21). Или когда при исполнении дела любви обнаружилось, что ”ближние“ принадлежат к миру не Христа и не покинут его, тогда естественно, по слову Господа, разделение человека ”с отцом его" (Мф. 10,35), и человек ради Царства Христова оставляет дом, отца, мать, жену, чтобы наследовать жизнь вечную (Мф. 19,29).
Этими же словами Господа, обращенными к исцеленному, указывается обязанность верующего не скрывать Божией милости, явленной человеку, поведывать ее миру, особенно в тех случаях, когда окружающие нуждаются в утверждении в вере. Как Господь во имя долга любви направил исцеленного бесноватого к своим, чтобы открыть им истину, так же точно во имя любви наш святой долг — открыть своим, ходящим во тьме, Истину Христа и своей жизни по Его правде.

52

И пошел (исцеленный бесноватый) и начал проповедовать в Десятиградии, что сотворил с ним Иисус; и все дивились (Мк. 5,20).

Опять толпа — любопытная и равнодушная, падкая к новости и духовно сонная. “И все дивились”... Они схватывают новость, закидывают вопросами, переспрашивают, хотят подробностей, сообщают друг другу, пожимают плечами по необычности происходящего. Они оживлены, они целый день будут говорить об этом... и только. “И все дивились”!
А почему не вернули? Почему не поправили своей грубости? Ведь они выгнали Великого Человека, сделавшего добро! Почему не пали к ногам Учителя? Почему не встрепенулись души? Почему нет раскаяния?! Даже нет понимания. Они неспокойны. Или свиньи дороже, и ближе душе человека стабилизация зла? В море внешности они только “дивились”. А Он ушел... Он отвернулся, быть может, навсегда!

Вверх

Святитель Василий (Преображенский), епископ Кинешемский. «Беседы на Евангелие от Марка», Глава 5, стихи 1-20. 2


Рассказ пятой главы Евангелия от Марка об исцелении бесноватого решительно опровергает умствования тех рационалистов, которые не верят в существование нечистых духов и факты беснования пытаются объяснить болезненным состоянием человека — эпилепсией, падучей, нервным расстройством или чем-нибудь в этом роде. Повествование святого Марка и те подробности, которые он приводит: переход бесов в свиней, гибель свиного стада, исцеление после этого бесноватого,— все это никак не мирится с подобными объяснениями. Здесь возможно только одно: или отвергнуть евангельский рассказ, признав его неправдоподобным, или же допустить существование злой силы.
Для нас, верующих в Евангелие, конечно, возможно только последнее.
Но, веря несомненно в существование бесов, что подтверждается и словом Божиим, и духовным опытом всех святых подвижников, мы сталкиваемся далее с чрезвычайно интересным и важным для нас вопросом—о проявлениях их деятельности и о способах борьбы с ними.
Нам надо знать того врага, с которым у христианина идет постоянная, непримиримая борьба, знать его уловки, его коварство, его приемы, уметь различить его козни там, где он пытается спрятаться и действовать из-за утла. Борясь ощупью, с завязанными глазами, мы неизбежно будем впадать в многочисленные ошибки и подвергаться опасным искушениям и чувствительным ударам с той стороны, откуда менее всего ожидаем.
Проявления деятельности духа злобы в несчастном одержимом человеке, по описанию святого Марка, были ужасны:

он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями, потому что многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его; всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни (ст. 3-5).

Это наиболее сильная форма беснования, когда человек теряет над собою всякую власть и находится всецело в подчинении у демонов. Его действия обличают потерю не только рассудка, но и самых элементарных инстинктов, даже инстинкта самосохранения. В этом состоянии он может себя убить, изувечить; неизъяснимая тоска и мука терзают его сердце; ночью и днем он кричит и бьется о камни.
В то же время он обладает громадной, неестественно напряженной силой, так что разрывает цепи, разбивает оковы, и никто не в силах укротить его. Злой дух не отпускает свою жертву ни на один момент, и по силе припадков можно действительно видеть, что в несчастном одержимом скрывается не один бес, а целый легион.
Такая форма беснования встречается в настоящее время сравнительно редко. Но кому приходилось бывать в святых местах, особенно при открытии мощей святых угодников, тот, вероятно, мог наблюдать и такие случаи.
При открытии мощей преподобного Серафима Саровского к раке преподобного привезли из Сибири бесноватого, связанного цепями, так как иначе справиться с ним не было никакой возможности. Но в лесу, прилегающем к монастырю, уже почти в конце пути несчастным вдруг овладело сильное беспокойство. Это беспокойство скоро перешло в припадок невероятного бешенства, во время которого он с нечеловеческой силой разорвал свои оковы и убежал.
Значительно чаще встречаются случаи периодической одержимости, припадки которой связываются обыкновенно с известными моментами богослужения или с определенными церковными песнопениями.
Вероятно, всем известны так называемые кликуши, которые во время «Херувимской», «Тебе поем»и поклонения Святым Дарам начинают лаять по-собачьи, мяукать и кричать диким истошным голосом. Эти крики переходят в страшный вопль и звериный вой, если их пытаются силой подвести к Святым Дарам. Это объясняется тем, что "бесы встречаются с благою силою, им ненавистною и сильнейшею их, которая палит, теснит, поражает их праведно, гонит их вон из любимого жилища» (о. Иоанн Кронштадтский).
Я помню одну молодую девушку, вполне нормальную в обыденной жизни, которая не выдерживала двух молитв в богослужении: чтения Евангелия и пения кондака Божией Матери «Не имамы иныя помощи». Как только она чувствовала, что время подходит к Евангелию, она начинала дрожать всеми членами, потом вдруг поворачивалась и стремительно убегала из церкви. Если ее останавливали и держали силой, она падала на пол и вся замирала, почти без сознания. Но кончалось чтение Евангелия — кончался и припадок; она стояла спокойная и усердно молилась.
Зиму 1924 года мне пришлось проводить в одном из северных захолустных городов Зырянской области, и здесь ссыльный епископ рассказал мне необыкновенный случай, происшедший в семье его хозяина.
Семья эта состояла из четырех лиц: самого хозяина, Василия Тимофеевича, или, по зырянскому способу произношения, Тимовася, его жены, дочки Лизы, молодой девушки лет шестнадцати-семнадцати, и мальчика — сына. Признаки одержимости в более или менее сильной степени замечались у всех членов семьи, за исключением хозяина, но наиболее жуткую форму они приняли у дочери.
Однажды она заболела, и во время болезни с ней случился тяжелый нервный припадок. Лиза билась и металась, так что принуждены были снять ее с палатей и положить на пол, чтобы в конвульсиях она не упала и не разбилась. Мало-помалу она стала затихать и, по-видимому, успокоилась... И вдруг на чистом русском языке, обращаясь к матери, она произнесла: «Ты мне не нужна!.. Пошли за Василием Тимофеичем!» Надо заметить, что отца она никогда так не называла и русского языка совершенно не знала, всегда говоря лишь по-зырянски.
Послали за отцом, которого скоро нашли у соседей. Когда Тимовась вошел в избу, между ним и дочерью завязался разговор, продолжавшийся более трех часов, причем говорила преимущественно Лиза и говорила правильным языком.
- Здравствуй, Василий Тимофеевич!.. Что ты стал, Василий Тимофеевич? Подойди сюда...
Лиза лежала неподвижно: губы ее не шевелились и ни один мускул лица не двигался. Голос шел откуда-то изнутри.
- Ну, здравствуй, Василий Тимофеевич! Мы приехали к тебе издалека... Нас трое: доктор, фельдшер и лакей... Мы приехали тебе сказать, что ты плохо живешь, Василий Тимофеевич!.. У тебя жена хорошая, Лиза хорошая и сын Николай... А ты... ты плохо живешь: куришь... да и другие грехи есть... Если бросишь курить, проживешь еще долго...А если не бросишь, то скоро умрешь... Сын Иван у тебя тоже плох: обманывает он тебя и курит... Ты слишком доверчив, Василий Тимофеевич! Вот ты любишь очень брата своего, Григория, а он скверный: пользуется твоей доверчивостью и обманывает тебя... Берегись также Марьи Васильевны: она дурная... Ты больше знайся с Марьей Егоровной...
Так звали свояченицу Тимовася.
- Ты мне, кажется, не веришь, Василий Тимофеевич! Так вот слушай: Марья Егоровна сейчас ставит шаньги (зырянские лепешки. — Е. В.) в печь... Пошли к ней мальчика... Пусть он мне принесет... Я поем...
- Помилуй, — возразил робко Тимовась, — какая теперь печь!.. Шесть часов вечера!..
— Нет, ты все-таки пошли! Они завтра собираются уезжать и затопили печь... Пошли!
Мальчика послали. Он вернулся минут через сорок и принес с собой миску теплых шанег. Все сказанное оказалось верным. Муж Марьи Егоровны собирался рано утром уезжать, и, чтобы напечь ему подорожников, пришлось затопить печь.
Далее начались хозяйственные разговоры: о посеве, о полевых работах, о домашнем скоте. Предсказано было, какие коровы падут, сколько их останется, сколько будет телят и т. д. Впоследствии все это оправдалось.
Потом вдруг тот же голос заявил:
— Ты знаешь, мне дана власть над твоей Лизой... Стоит мне только нажать на сердце, и она умрет...
Бедный Тимовась взмолился:
— Пожалей, если имеешь такую власть... Пожалей девушку... Она одна у меня дочь!
— Хорошо, подумаю!.. — был ответ. — Мы посоветуемся!..
Раздались еще какие-то новые, незнакомые голоса, как будто разом говорило несколько человек. Потом они стали постепенно затихать, как будто удаляясь, и наконец все замолкло.
Лиза заснула.
На другой день она не помнила ровно ничего и не знала ни одного русского слова. Единственное, что она могла рассказать, — это о том, что случилось с ней за минуту до припадка: пришел кто-то в черном, сел ей на грудь и сильно сжал. У нее захватило дыхание, и она потеряла сознание. Дальше она ничего не чувствовала.
Несколько похожий случай я помню из своей пастырской практики. Однажды меня пригласили причастить умирающую девочку. Когда я пришел, больная, девочка-подросток лет 12-13, находилась, по-видимому, уже в состоянии последней агонии. Трупные тени легли на лицо, в горле слышался слабый клекот, известный в народе под названием «колоколец», как это бывает у умирающих в последние минуты. Но вместе с ним в ней происходило что-то необыкновенное: из полуоткрытых губ то и дело вырывались ужасные бранные слова. Она ругала свою мать, находившуюся в комнате, ругала самой скверной, солдатской, площадной бранью.
Это была жуткая картина.
Девочка, почти ребенок, на пороге смерти — и эта отвратительная брань... Голос звучал резко, точно стукали по деревянной доске, слова вылетали с небольшими паузами, но методически, с какой-то злой настойчивостью. И в то же время по глазам было видно, что бедная девочка вряд ли понимала, что с ней делается... Было впечатление, как будто кто-то изнутри дергал пружинку и слова выскакивали автоматически...
Причастить больную оказалось невозможным: у нее уже не было глотательных рефлексов.
Пришлось лишь окропить ее святой водой и прочитать заклинательные молитвы святителя Василия Великого и отходную. Понемногу она стала стихать.
Но не только в таких явно ненормальных проявлениях сказывается одержимость. Есть целый ряд явлений, которые считаются у нас самыми обыкновенными, ни в ком особых подозрений и тревоги не возбуждают и которые, тем не менее, несомненно связаны с деятельностью злого духа. Это так называемые аффекты, или вспышки разнообразных страстей.
Особенно заметно присутствие посторонней враждебной силы в припадках бурных, разрушительных страстей: гнева, ревности и т. п. Почти все убийцы, прикончившие свою жертву в минуты раздражения и запальчивости, рассказывая об этом впоследствии, говорят, что они чувствовали в этот момент будто «кто-то схватил их за сердце». Вероятно, каждый из нас, если ему приходилось когда-либо переживать подобные взрывы ярости и гнева, согласится, что он чувствовал приблизительно то же и что им владела какая-то сила.
В литературно-художественных описаниях аффектов вы почти всегда найдете этот момент потери самообладания и ощущение непреодолимости чего-то сильного, властного.
Почти то же влияние посторонней злой силы чувствуют самоубийцы перед роковым шагом.
Одна вдова-крестьянка, подавленная страшно тяжелым горем, говорила, что она боится ходить мимо мельничного омута.
- Так и тянет! — рассказывала она. — Так и тянет! Боюсь, не совладаю с собой — брошусь... Сегодня проходила мимо... Как взглянула - едва удержалась... Сердце захватило... На землю уже упала, чтоб не смотреть... Насилу отошла...
Но кроме этих тяжелых и резких явлений, которые захватывают нас лишь временами, мы постоянно находимся под действием какой-то темной силы, которая людьми чистого сердца и праведной жизни ощущается определенно как сила диавола, но нами, нравственно огрубевшими, грешными людьми, обыкновенно не замечается. Эта сила сказывается главным образом в навязчивых мыслях и соблазнительных образах, что на аскетическом языке носит название «прилогов диавольских». Неизвестно, откуда появляются эти мысли и образы, властно захватывающие сознание и часто руководящие нашей деятельностью.
Люди, духовно невоспитанные, обычно принимают их за собственные мысли и желания и не только не считают нужным с ними бороться, но, если они окрашены чувственно-приятным тоном, сами их снова вызывают, когда они исчезают, услаждаются ими, задерживая в сознании, и напрягают свою фантазию, чтобы разукрасить их еще привлекательнее новыми подробностями. Это не воспоминания прошлого, не построение сознательной мысли, не продукты подсознательной деятельности воображения, как их иногда называют (определение, кстати сказать, не объясняющее ровно ничего), это несомненное внушение посторонней духовной силы. Отчетливее всего это чувствуется во время молитвы, когда навязчивые мысли начинают особенно настойчиво тесниться в сознании, как будто стараясь заслонить Бога от духовного ока молящегося. Лишь большим напряжением воли удается удержать внимание на святых словах молитвы. Многим, особенно тем, кто не привык к духовной борьбе и напряжению, это совершенно не удается.
«Когда мы молимся, — пишет о. Иоанн Кронштадтский, — то в мыслях странным образом вертятся самые святые, высокие предметы наравне с предметами земными, житейскими, ничтожными: напр., и Бог, и какой-либо любимый предмет, напр., деньги, какая-нибудь вещь, одежда, шляпа или какой-либо сладкий кусок, сладкий напиток или какое-либо внешнее отличие, крест, орден, лента и проч.»
Но лишь только кончится молитва, все эти пестрые, несвязные мысли тотчас исчезают, как облака, развеянные ветром. Часто вы даже не вспомните о том, о чем думали во время молитвы и что казалось тогда необычайно важным и нужным, требующим обязательно серьезного обсуждения.
Это обстоятельство лучше всего доказывает присутствие в навязчивых мыслях посторонней силы, враждебной по отношению к молитве.
Наконец, влияние злой силы, по словам о. Иоанна, сказывается и во многих других явлениях духовной жизни. «Несомненно, — говорит он, — что диавол в сердцах весьма многих людей сидит какою-то сердечною вялостью, расслаблением и леностью ко всякому доброму и полезному делу, особенно к делу веры и благочестия, требующему сердечного внимания и трезвения, вообще духовного труда. Так он поражает сердце вялостью, а ум тупостью во время молитвы; так он поражает сердце холодностью и бездействием сердечным тогда, когда нужно сделать добро, напр, сострадать страждущему, помочь в беде находящемуся, утешить печального, научить невежду, наставить на путь истины заблуждающегося и порочного... Диавол сидит в наших сердцах еще необыкновенно сильною раздражительностью; мы становимся иногда так больны самолюбием, что не терпим ни малейшего противоречия, препятствия вещественного или духовного, не терпим ни одного слова негладкого, грубого».
Таким образом, деятельность злого духа в человечестве проявляется чрезвычайно разнообразно, начиная ярким выражением одержимости или настоящего беснования, когда человек вполне подчиняется злой воле до потери инстинкта самосохранения, и кончая почти неуловимыми веяниями лукавой мысли и чувства, где лишь зоркий глаз опытного подвижника может рассмотреть наличность демонского искушения. Но все это - факты одного порядка, различающиеся между собою лишь степенью силы злого влияния.
Если деятельность злой силы так постоянна и неутолима, то нам приходится серьезно задуматься о том, как бороться с ее влиянием, хотя бы мы его и не ощущали. В противном случае наша духовная работа над собой на пути к христианскому совершенству будет серьезно затруднена и может свестись к нулю.
Прежде всего, где найти опору для этой борьбы? Прочитанный евангельский отрывок отвечает на этот вопрос определенно: во Христе. У Господа нашел исцеление несчастный евангельский бесноватый, и силою Его божественного слова был изгнан легион бесовский. Победитель ада и смерти, Господь и теперь является нашим быстрым и могущественным защитником, перед которым трепещет и которому повинуется нечистый дух.
Вот свидетельство того же о. Иоанна из пережитого им опыта: «Владыко мой, Господи Иисусе Христе! Мой скорый, пребыстрый, непостыжающий Заступниче! Благодарю Тебя от всего сердца моего, что Ты внял мне милостиво, — когда я в омрачении, тесноте и пламени вражием воззвал к Тебе, — пребыстро, державно, благостно избавил меня от врагов моих и даровал сердцу моему пространство, легкость, свет! О, Владыко, как я бедствовал от козней врага, как благовременно явил Ты мне помощь и как явна была Твоя всемогущая помощь! Славлю благость Твою, благопослушливый Владыко, надежда отчаянных; славлю Тебя, что Ты не посрамил лица моего вконец, но милостиво от омрачения и бесчестия адского избавил меня. Как же после этого я могу когда-либо отчаяваться в Твоем услышании и помиловании меня окаянного?»
«Никто из святых, — пишет святой Иоанн Кассиан, — не мог бы выдержать злость демонов или устоять против их наветов и свирепой ярости, если бы при нашем ратоборстве не был всегда присущ нам милостивейший заступник и подвигоположник Христос, не уравнивал силы борющихся, не отражал и не обуздывал беспорядочные набеги врагов» (Св. Иоанн Кассиан. Борьба с помыслами и духами злобы).
Таким образом, вся борьба с духом злобы во всех его проявлениях держится на живой связи с Богом и Господом Иисусом Христом. С первых же шагов необходимо твердо помнить, что собственными личными силами ни один человек выдержать этой борьбы не может и неизбежно будет побежден, если не обратится за помощью к Богу. Самомнение, самоуверенность здесь роковым образом ведут к гибели и заранее обречены на позорное поражение.

Братия мои, — увещает апостол Павел, — укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его. Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диаволъских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против началъств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных (Еф. VI, 10-12).

Главным оплотом нашим в духовной брани является, следовательно, вера и надежда на Бога и Господа Иисуса Христа и главным средством борьбы — сердечное с искренней верою обращение к Нему. В минуту уныния, минуту смущения, в минуту страсти, возбужденной в тебе демоном, вдохни от глубины души и воззови сердцем к Господу о помощи, и Господь тебя не оставит и поможет.
Самое призывание имени Господа Иисуса Христа, если оно делается с верою, уже страшно диаволу.

Именем Моим будут изгонять бесов (Мк. XVI, 17),

— обещал Господь Своим последователям, и это обещание неложно.
Из истории Церкви и жизнеописаний святых угодников мы знаем много случаев такого изгнания. Уже в первые времена Христовой Церкви апостолы пользовались именем Господа как оружием против нечистого духа. Когда в г. Филиппах апостола Павла и его спутников преследовала служанка, одержимая духом прорицательным, то

Павел, вознегодовав, обратился и сказал духу: именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. И дух вышел в тот же час. Так рассказывает книга Деяний святых апостолов (Деян. XVI, 18).

В древней Церкви существовали даже особые заклинатели, на обязанности которых лежало изгонять бесов именем Господа Иисуса Христа и молитвой.
Другим оружием против диавола, которое также связано с нашей верой в Господа, является крестное знамение.
«Слава, Господи, никогда не изнемогающей силе креста Твоего! — пишет о. Иоанн Кронштадтский. — Когда враг теснит меня греховным помыслом и чувством и я, не имея свободы в сердце, изображу несколько раз с верою крестное знамение, то вдруг и грех мой отпадает от меня, и теснота исчезает, и я выхожу на свободу. Слава Тебе, Господи!»
В житии преподобного Симеона Столпника передается следующий случай. Когда он еще не достиг высшего совершенства духовной жизни, он подвергся однажды тяжелому искушению, которым диавол пытался подействовать на его гордость. Бес явился подвижнику в образе светлого ангела и уверил его, что за святую жизнь его решено взять живым на небо, подобно пророку Илии. Поддавшись искушению, преподобный Симеон вышел из кельи, следуя за своим соблазнителем... Сверкающая огненная колесница, запряженная крылатыми конями, уже стояла у дверей кельи. Но лишь только святой отшельник занес ногу, чтобы взойти на колесницу и по всегдашней монашеской привычке сотворил на себе крестное знамение, как все исчезло...
Такова сила крестного знамения.
Но для того, чтобы мы могли применять указанные средства в борьбе с диаволом, для этого необходимо еще одно условие в нашей духовной жизни, именно бодрствование, или внимательное наблюдение за собственными мыслями и настроениями.
Как зоркий часовой, наш внутренний человек должен следить за приближением врага, чтобы знать минуту надвигающейся опасности, когда следует браться за спасительное оружие.
Необходимо все время ясно сознавать, что злой и нечистый дух всегда около нас и всегда готов к нападению. К сожалению, этого-то ощущения у громадного большинства людей нет совершенно. Для многих, особенно для так называемых культурных людей нашего времени, сама мысль о существовании диавола и о том, что они находятся у него в бессознательном повиновении, покажется странной и смешной. Они вполне уверены, что все мысли и желания, рождающиеся в их душе, принадлежат их собственному «я» и что в управлении ими они совершенно свободны и самостоятельны. Конечно, диавол всеми мерами поддерживает эту иллюзию, ибо слепых рабов гораздо легче держать в подчинении. Считая свои мысли, желания и настроения собственным достоянием и не сознавая, что они в значительной степени навеяны посторонними силами, человек с трудом отказывается от них, ибо против этого восстает его гордость и самолюбие под предлогом якобы защиты прав свободной и независимой личности. При таких условиях о необходимости контроля и сознательного, планомерного отбора мыслей и желаний никто из нас серьезно не думает, тем более, что мысль, как бы гнусна и дурна ни была, преступлением не считается. Эта точка зрения меняется постепенно лишь тогда, когда человек начинает жить действительно христианской жизнью и принужден бороться за нравственное совершенство. До тех пор мы за мыслями обыкновенно не следим. Вот почему они тянутся через поле нашего сознания такими несвязными нестройными вереницами, то вялые, тусклые, бесцельные, то лукавые, тщеславные, обыкновенно суетные, иногда злые и преступные. А между тем сюда-то и должно быть обращено самое востороженное внимание христианина, ибо именно в этой области мысли и чувства и происходит соприкосновение нечистого духа с душою, и здесь-то находятся рычаги его влияния на волю человека. Сатана не может принудить человека к злой деятельности; он может его только соблазнить, то есть или обмануть кажущеюся благовидностью мотивов, или увлечь мыслью о наслаждении и приятных последствиях греха.
Но как разобраться в мыслях и желаниях? По каким признакам отличить те из них, какие внушены диаволом. Как почувствовать прикосновение к душе и веяние злого духа?
Люди более опытные в духовной жизни ощущают это непосредственно по какой-то неизъяснимой тесноте, смущению, тяжести, беспокойству в душе. Как говорит преподобный Макарий Египетский: «Как уксус с вином на вид одинаковы, но гортань чувством вкуса различает свойство того и другого, так и душа по самому духовному ощущению и действенности может различить дарования духа и мечтания диавола».
Но это на высших ступенях. Для нашей грубой, омраченной души это недоступно. Достаточно, если на первых порах мы ограничимся качественным анализом помышлений, то есть проверкой их нравственной ценности и будем отсекать те из них, которые явно и определенно противоречат заповедям Божиим.
Что касается вспышек грубых страстей, то наличие их чувствуется всеми безошибочно, и тогда надобно быть особенно осторожным. «Когда ощутишь, что в сердце твоем не стало мира из-за пристрастия к чему-нибудь житейскому, а вместо того в нем дышит раздражительность и злоба, стань тотчас на страже сердца и не давай наполнить его диавольскому огню. Молись сердечною молитвою и укрепляй Божиею силою страстное, нетерпеливое сердце свое. Будь твердо уверен, что злодышущее разжение сердца есть дело врага» (о. Иоанн Кронштадтский).

Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение (Мф. XXVI, 41).

Так завещал Господь Иисус Христос.

Вверх

[1] Епископ Шлиссельбургский Григорий (Лебедев). Проповеди, “Благовестие святого евангелиста Марка”, письма к духовным чадам. М., "Отчий дом", 1996, сc. 236-251.

[2] Святитель Василий (Вениамин Сергеевич Преображенский), епископ Кинешемский. "Беседы на Евангелие от Марка." М.: "Отчий дом", 2004, сc. 70-76.
Полный текст; Полный текст по главам на Азбуке Веры

» Сайт Богородского благочиния» Сайт Московской епархии» Сайт Московского Патриархата
(C) 2010-2019